История души N



Жила-была душа N. И была эта душа уже довольно взрослая и умная, прожила много жизней и многое повидала на своем Пути. Причём проживала она обычно на земле в телах человека свои жизни или же, что было намного реже, в телах благородных животных.

И вот как-то раз, поспорила душа N с другой душой, которая почти все свои жизни проводила в роли неподвижных деревьев или травинок и всего несколько жизней прожила как насекомое. А поспорили они вот из-за чего. Душа N была яро не согласна с собеседницей в том, что жить деревом намного полезней, нежели человеческим учёным или философом. Душа N утверждала, что человек есть высшая форма проявления жизни и, выбирая себе следующее тело, не стоит мелочиться и тратить своё время на проживание ненужных жизней.

Долго ли, коротко ли спорили две души на эту тему, вряд ли кто сможет ответить. Вне земной жизни время не такое, каким мы его привыкли видеть, и потому трудно их время перевести в человеческое его понимание. Но через какое-то время их довольно бурной беседы они сошлись на следующем. Душа N по общему их уговору для разрешения конфликта должна была прожить следующую жизнь в роли дерева.

Недолго думая, наша душа N вселилась в семечко могучего большого дерева и вскоре увидела земной свет. Долго семечко превращалось в росток, из ростка в маленькое деревце, а из него в большой и могучий дуб. По началу, впервые годы своего пребывания в теле дерева, душа очень скучала, она буквально томилась в темнице в этом неподвижном существе. Она не могла видеть каждый день вокруг себя одно и то же. Видеть одних и тех же соседей «по месту жительства», которые так же никуда не перемещались. Ещё душа N совершенно не могла понять, о чём говорят все существа вокруг неё. Так уж получилось, что проросло её семечко в поле и росло это дерево в гордом одиночестве. Душа N так много жила в человеческом обличии, что переродилась в дерево сразу же с пониманием человеческого языка, причём почти всех и даже уже ныне мёртвых и с совершенно отсутствующими знаниями языка природы. Она не могла понять, о чём поют птицы, о чём шелестят травинки, о чём кричат камни и пролетающий мимо майский жук. Раньше она была очень горда тем, что знала множество человеческих языков, но теперь... Теперь они ей предсталялись сундуком с сокровищами на необитаемом острове. К чему ей теперь нужен был весь этот «сундук»?

Долго душа училась понять их язык. Она помнила многие великие свои деяния и деяния своих когда-то близких людей в земных жизнях, но понять всю глубину звуков природы ей казалось почти невозможным.

Так и высохло дерево, не понявши языка природы и всего живого. В одну из жизнетворящих вёсен дерево просто не проснулось и осталось стоять безжизненной статуей посреди поля и ветра, гулявшего в нём. Странно ей было возвращаться в Прибежище Душ с чувством неудовлетворения от прожитой жизни. Давно она такое не ощущала… Как только она пришла в Прибежище Душ, она сразу же возжелала переродиться снова в какое-нибудь растение и попытаться снова понять язык природы. И в следующую секунду её бытия это и произошло.

На этот раз оно стало семечком сладкого и душистого дерева. Она стала яблонькой. Она снова безмерно долго росла, силясь постичь мир вокруг себя. И вот, в один по-настоящему прекрасный день, душа N сумела разобрать одно коротенькое слово, меж шелеста трав, растущих вокруг неё. Это слово было «Любовь». Причем для неё это слово было слышно с неким травяным акцентом так, что послышалось что-то на подобие «Люпофффффффь». Радости маленькой яблони не было предела. Она ликовала всем своим существом. Именно в это мгновение яблонька познала то, что прошептала ей трава. Яблоня полюбила всем свои телом мир вокруг себя и возрадовалась каждому подлетавшему к ней шмелю, который садился на её цветы, нежно щекоча её лепестки. Она стала жить ради красоты природы, её окружающей, и ради познания всего естества мира вокруг маленького дерева. Так она прожила всё лето, в радости и гармонии с насекомыми и растениями. А осенью... Осенью все её яблочки, которые радились из её цветов, опылённых шмелями, налились до такой степенью соком, что ветки её не выдержали и треснули... Яблоньке было невыносимо больно покидать земной мир, сташий для неё по-настоящему домом.

На этот раз душа N вернулась не с чувством неудовлетворения, а с чувством светлой грусти по прежнему своему телу, травам, букашкам и бабачкам, акружавших её всю её последнюю жизнь. Показавшись на глаза всем своим друзьям, она поторопилась вернуться обратно к миру земному.

На этот раз она решила пожить в роле красивого дерева, сакуры. После нескольких лет своего существования в этом дереве, душа N более менее научилась свободно слушать, не задумываясь человеческом языке, шепот трав, жужание стрекоз, сплетни мелких кустарников. Человеческий язык скал казаться ей каверканым, несовершенным. В языке природы оказалось столько слов, столько оттенков того, что у людей обозначается одним или двумя словами... На каждое одно человеческое слово приходилось по сотни пчелиных или древесных. Особенно много красивых слов было у цветов.... Они были настолько красивы, что сакура порой еле могла удержаться от того, чтобы не задрожать каждым своим листиком, услышав какое-нибудь особо прекрасное цветочной слово.

Как-то утром, под дерево, в котором жила душа N, пришёл маленький муравьишка и стал кропотливо работать. Один маленький муравьишка положил началу жизни большого муравейника. Долго рос муравейник. Он рос вместе с деревом и познавал мир так же, как и дерево. К моменту, когда муравейник стал достаточно большой, душа N уже могла различать почти все слова доносящиеся со всех сторон. Особенно ей нравилось слушать маленьких муравьёв, которые жили, трудились и питались нектаром её цветов. Она могла часами слушать одного из муравьёв и потом постараться что-нибудь прошелестеть в ответ. Но увы… Не смотря на то, что душа N многое уже понимала, она ещё не могла сама говорить. Она лишь слушала и постигала вселенскую гармонию.

И вот, в какой-то из дней её существования в роли дерева, из муравейника ушли несколько муравьёв. Под конец дня вернулись не все, а на следующее утро муравейник был особо оживлён. Все муравьи кричали, ругались и почему-то пытались собрать свои вещи. Ещё через день, муравьи тонкой струйкой стали уходить куда-то на юг. Они уходили в поисках лучшего места для жизни… Они всё уходили и уходили… До тех пор, пока не ушли все, оставив муравейник безжизненным.

Сакура плакала… Каждый муравей стал для неё дорог, за время проживания этой жизни. Она плакала, кора её трескалась. Из трещин в её стволе тёк сок… Сок сакуры. Это были её слёзы. Он тёк из неё ровно три дня и три ночи, пока не вытек весь. С последней каплей сока, душа Nпокинула это тело. Рядом с пустым муравейником осталось стоять ослепительно белое мёртвое дерево сакуры, священного дерева, со ставшем почти совершенно гладким стволом. Лишь приглядевшись к коре белого дерева, можно было увидить чуть заметные шрамики. Более душа не возвращалась на Землю. Душа обрела вечный покой, с последней слезинкой меленького дерева сакуры. Душа N вновь воссоединилась со своим Отцом. Она снова стала частью Него и её сознание, стала Его сознанием.

Прошло какое-то время, и один странствующий японец заметил это совершенно белое и как будто бы вчера умершее дерево сакуры. Чем больше смотрел он на дерево, тем бельше оно его слепило своей белоснежность. Но он не мог оторвать взгляда о мёртвой сакуры. Он стоял заворожённый её красотой. Он не поверил своим глазам, когда увидел, что вокруг этого дерева, стоящего совершенно в полном одиночестве в поле, летают маленькие очень красивые птички с чудесными голосами, которые живут исключительно в специально выращиваемых императорских садах. Его это поразило до глубины души, так как птиц этих живьём мало кто видел помимо императора и личного его садовника.. У него было ощущение, будто бы он что-то прозрел, но он не понимал что именно. Он тут же захотел изобразить это тело и увековечить не только в своей памяти. По счастью у него в дорожной сумке оказался клочок бумаги, туш и маленькая кисточка. Одним дуновением ветерка из под его кисти родился иероглиф, который ему почему-то хотелось назвать никак иначе, как «знание». В этом иероглифе он постарался изобразить белоснежное мёртвое тело сакуры, небольшой земляной холмик рядом с деревом и маленькую птичку, севшую на самую левую ветку дерева. Он был очень горд, тем, что вышло из-под его пера. Его жизнь словно обрела некий смысл и более в жизне он не встречал бед на своём Пути, которые нарушали бы его душевное равновесие.

Комментариев нет :




Интерьерная фотосъемка в вопросах и ответах или

КАТЕХИЗИС ИНТЕРЬЕРНОГО ФОТОГРАФА

15 вопросов, на каждый из которых есть ясный ответ.

Вопрос. Сложности какого рода решает фотограф во время работы с интерьером?

Ответ. Фотографируя интерьер, профессионал решает сложности трех видов: эстетические, смысловые и технические.

Вопрос. Что Вы понимаете под смысловыми сложностями?

Ответ. Анализируя конкретный интерьер, фотограф обязан думать о задачах, которые преследует его Заказчик.

Вопрос. Какие задачи могут быть у Заказчика интерьерной фотосъемки?

Ответ. Задачи зависят от его деятельности. Перечислю основные возможные позиции.

А) Если Заказчик съемки является архитектором или дизайнером, то должны быть отражены именно особенности данного проекта. К таким особенностям можно отнести как архитектурные факторы, так и качество их осуществления.

Б) Если Заказчиком выступает декоратор, то значительное место в съемке могут занять отдельные зоны и композиции предметов мебели и быта в рамках этих зон. Декоратору важны детали.

В) Если фотосъемку заказывает гостиница, риэлтор или частное лицо для презентации недвижимости на продажу или для сдачи в аренду, то фотограф должен отобразить каждое помещение максимально полно. Должны быть видны окна, двери, различные зоны и их композирование. Для заказчика важен каждый функциональный предмет: телевизор, камин, холодильник, бассейн и т.п.

Г) При заказе на интерьерную фотосъемку объекта от строительных фирм фотограф должен быть особенно осторожен т.к. фотосъемка должна рассказывать о качестве произведенных работ.

Вопрос. Что объединяет всех Заказчиков интерьерной фотосъемки?

Ответ. Какая бы не была специфика Клиента, он желает видеть в итоге гармоничные композиции, которые выглядят естественно.

Вопрос. Что разумно полагать естественностью в интерьерной фотографии?

Ответ. Интерьерная фотосъемка достигает естественности, если конечная фотография показывает интерьер так, как его видит человек так, как видит его человек, присутствующий в данном реальном интерьере.

Вопрос. Какими методами может пользоваться фотограф для сохранения естественности в интерьерных фотографиях?

Ответ. Метода всего два, и они часто используются вместе. Первый метод в интерьерной фотосъемке - это кадры с различной экспозицией и ручная склейка этих кадров в естественное изображение. Второй метод в профессиональной работе фотографа с дополнительным освещением.

Вопрос. Какие проблемы у работы фотосъемкой с разными экспозициями и ручной склейкой?

Ответ. Проблемы две. Первая в том, что легко "потерять" естественное распространение света в интерьере. В этом случае может получиться помещение, похожее на плохое 3д. На такой картинке свет идет "неоткуда". Вторая проблема в том, что при съемке против источника света типа окна будет существенно ухудшаться качество изображения в области граней перехода между источником света (напр. фронтальное к камере окно) и темными предметами (напр. грань штор).

Вопрос. Как интерьерный фотограф может решить перечисленные проблемы?

Ответ. Прежде всего, фотограф может попытаться перекрыть источники света (лампы, окна и т.п.) в кадре. Это можно осуществить любым простым предметом. Таким предметом может быть и один из пальцев фотографа, или иная часть тела. Кроме того, фотограф может использовать второй метод работы, и подсветить те проблемные места, о которых сказано выше, дополнительным светом. Таким светом могут быть вспышки или электрические лампы. Для баланса цветов фотограф может пользоваться цветными насадками на вспышки.

Вопрос. Может ли фотограф подсветить весь интерьер дополнительным освещением?

Ответ. Фотограф может все, может и это. Но в этом случае он сделает изображение совершенно отличное от того, что увидит человек, попавший в данный интерьер. Свет в нем будет распространяться иначе, чем в реальности. Такое решение нарушит принцип естественности изображения.

Вопрос. Есть ли случаи, когда нарушение естественности освещения в процессе фотосъемки будет профессиональным и качественным решением?

Ответ. Да, если Заказчик обратился для фотосъемки мебели или некоторой части помещения (окон, например), то его интересует не "естественность освещения", а естественность вида его предметов заказа. В таком случае фотограф может смело работать с любыми источниками дополнительного освещения, он может модулировать все, что будет эстетично и отвечать задачам.

Вопрос. Какие проблемы имеет фотограф при работе с дополнительными источниками света?

Ответ. Основные проблемы со светом – это проблемы с физикой. Интенсивность света падает как квадрат расстояния от источника света. Именно это и будет проблемой любого, кто пытается подсветить глубокий интерьер источником из-за камеры.

Вопрос. Поясните работу фотографа с дополнительным осветительным прибором "из-за камеры".

Ответ. Если прибор(ы) стоят на одной линии с камерой, то освещение перед камерой на расстоянии в 1 метр будет существенно выше, чем освещение перед камерой на расстоянии 3 метра.

Эта проблема будет тем меньше, чем дальше от прибора (позади) находятся осветительные приборы. Разумеется, это редко возможно т.к. большая часть фотографируемых помещений не есть дворцы.

Другая часть сложности выполнения профессиональной фотосъемки в том, что чем больше угол, образуемый световым потоком от осветительного прибора и осью объектива, тем больше образуются тени, которых не было. Чем меньше по размерам осветительный прибор, тем резче грани этих теней.

Из этого следует, что удобно было бы использование большого софт-бокса (или даже световой стены) с фокусирующими насадками типа "стрипы". Но с практической ценности такие рассуждения не имеют т.к. помещения с размерами, позволяющими оперировать световой стеной, очень редки, а когда и случаются, находятся более удобные решения конкретной задачи.

Вопрос. Какая оптика (объективы) реально требуются для интерьерной фотосъемки?

Ответ. Для малых помещений требуются широкоугольные объективы с углами обзора от 95 ° до 120 °, что примерно соответствует фокусным расстояниям от 14 мм до 20 мм для ФФ-камер. Чем больше помещение, тем из большего количества зон оно сформировано, тем более "узкими" объективами сможет оперировать фотограф.

Вопрос. Что нужно профессиональному фотографу кроме оптики для большей части работ с интерьером?

Ответ. Перечислю в порядке убывания надобности. Для интерьерной фотосъемки 100% нужны фотокамера, комплект оптики от 14 до 70 мм и штатив. Затем, фотографу потребуется дистанционный пускатель затвора, он обеспечит неподвижность камеры т.к. фотограф не будет нажимать на кнопку спуска. Это главное. Далее, может пригодиться накамерная вспышка. Желательно взять к ней несколько насадок: кольцевую, шарик, корректирующие цвет пластинки. Вероятность их надобности не велика. Возможно привезти на съемку 2-3 осветительных прибора, к ним взять софт-боксы, стрипы и пару ассистентов для сбора + разбора этих комплектов и протягивания электрошнуров. Если Заказчик желает иметь в пасмурную погоду луч яркого солнечного света из окна, то можно арендовать киношный свет и бригаду техников, которые смонтируют рампы и прочее. Мы можем освоить любой бюджет, лишь скажите.

Последний вопрос. Расскажите о работе с эстетическими трудностями, которые Вы упомянули в самом начале.

Работа с эстетикой, это то, что формируется у фотографа постепенно. Смотря чужие работы, сталкиваясь с различными вариантами помещений, фотограф осваивает и чужие приемы, и переиначивает их. Очевидно, что через 10 лет работы фотографируешь не так, как в начале. Это и есть формирование профессионализма.

Автор:

Профессиональный фотограф в Москве

Кирилл Толль.

Рейтинг@Mail.ru